Секрет ловли на Окских меляках - раскрывая тайну

 

      Каждый думает о том, что наболело и пытается эту боль устранить сменой ориентиров, приоритетов и ценностей. У меня «болью» было то, что я никак не мог понять осенних голавлей. Пять лет назад я полностью утонул в пучине ловли голавлей и не собирался из неё вылезать. Летом всё было ясно и понятно – залезаешь на перекат и ловишь. Осенью приоритеты колебались и утопали в бессистемности успехов и пролётов.

      Однажды, в самом начале сентября, пятничным вечером, пока "настоящие мужчины" *(с) занимались моим автомобилем в сервисе неподалёку от речки, я решил воспользоваться местоположением - пошёл туда, куда без разрешения Сколопендры**, ходить нельзя. Пошёл всего на пару часов, прихватив с собой лайтовый комплектик и один сапог. Второй сапог в багажнике машины оставил, а машина на сервисе, а сервис на горке – минут десять до него топать.

      К речке пришёл и обнаружил оказию – пришлось береговой ловлей довольствоваться. Возвращаться не захотел – в моей ситуации каждая минута на счету.

       На реке было красиво - жерехи рассекали воду, аки субмарины, и вовсю долбили хвостами по мальку. Пиршество проходило, как и всегда в том районе, на середине реки. Изловить поганцев никогда не удавалось - как только я приближался на расстояние заброса, хвостатые наглецы начинали резвиться совсем в другом месте. Обычными трофеями в тех местах были небольшие голавлики – как раз на них я и рассчитывал. Но иногда проскакивали и вполне весомые экземпляры, становившиеся приятными и запоминающимися бонусами. Естественно, надежда на такой бонус тоже таилась глубоко в подсознании.

      Но рассчитывать – это одно, - это чисто теоретическая часть вопроса. Совсем другое – поймать. Небольшой перекат, который был панацеей от бесклёвья пять лет тому назад, куда-то пропал. Зато посреди прибрежной канавы появилась куча хлама. По своему обыкновению, рыба часто облюбовывает для своих стоянок подобные укрытия. Как раз, в районе этой самой кучи, кто-то начал осторожно тыкаться в подбрасываемое железо. На стремнине поклёвок не было – осторожные голавли пряталась в затишке. А если голавли сидят там, где нет течения, то ничего хорошего получиться не может. На течении им думать некогда – съел козявку и всё в порядке, а вот там, где течения нет, у этих сволочей есть возможность эту самую козявку рассмотреть и даже понюхать. А кому ж понравиться бестолковая и невкусная железка?! Вот и получается – когда голавль на стремнине, он не особо разборчив и весьма доверительно относится к тому, что проплывает мимо него. А вот когда он отдыхает в заводинах, тогда он откровенно трахает мозг. Естественно, такое получилось и в тот раз - обыкновенных для голавлей ударов так и не последовало, – не помогли даже самые микроскопические колебалки. Постепенно голавли перестали проявлять хоть какой-либо интерес, буквально, ко всему - «клёв» снизошёл до абсолютного нуля.

      А жерехи всё так же резвились на дальней отмели, разгоняя полчища мальков и безнаказанно играя моими нервами. Натурально психанув, я достал из кошелька пилькер. Начитавшись отзывов, приобрёл это дальнобойное чудо, но так ни разу и не разловил. Летело оно очень далеко, но местные жерехи интереса к нему проявлять совсем не желали. Ничего экстраординарного не произошло и на этот раз.

      Спасло, казалось, безвыходную ситуацию железное подобие хамсы с радужной расцветкой. Оно, как и пилькер, было приобретено специально для жерехов. Называлось Waterland Flat-GL и так же, как и вышеупомянутый пилькер, мирно курило в кошельке, когда всякие Форестеры и Годхэнды, буквально, косили голавлиное поголовье. Попробовал запульнуть под самый нос бушующим безобразникам – получилось. Провёл тупой равномеркой – никто не откликнулся. Запульнул снова. Повёл неспешными рывочками с коротенькими паузами. А он как долбанёт! Жерех собственной персоной. Только не тот, что канонаду своим хвостом устраивал. Ребёнок «того», по всей видимости.

      Следующего не успел завалить - с сервиса позвонили, – велели машину с сапогом забирать. Да и Сколопендра забеспокоилась – пришлось сваливать, дабы не спалиться и попасть в немилость. Намеченную программу перевыполнил – поймал того, кого не ожидал вовсе, да и блесну наконец-то обрыбил….

      Пошёл в сторону автомастерской – на деда какого-то наткнулся. Дед лодку свою надувную только что пришвартовал и вещи на берег вытаскивал. Я его видел – подумал ещё: «Кому это в голову пришло там на лодке кататься?» «Там» можно было без проблем в вейдерах лазать, да и особого интереса «те» места у меня никогда не вызывали – болото оно болото и есть. В болоте голавли не клюют, а кроме голавлей в близлежащих окрестностях у меня никто клевать не хотел…. Дед швырял в воду воблер, а потом монотонно крутил катушку, поэтому особого внимания не вызывал. Обыкновенно, черта города изобилует подобными ловцами. Они подолгу ищут счастья на окских берегах, случайно подцепив однажды оголтелую рыбину и постоянно жалуются на бесклёвье. Но, несомненно, вышеупомянутый дед от указанного типажа несколько отличался. От дедушки, буквально, исходило сияние.

      Сияющий дед сказал заезженное «ну и как», получив обыкновенное «да никак». Тогда, вместо слов, он просто высыпал из сумки на землю десяток зубастых пятнистозелёных красавиц. У меня в башке щёлкнуло. Тумблер сработал резко и неожиданно – я сразу забыл, что хотел съездить туда, где в прошлом году было сентябрьское голавлиное Эльдарадо, - мне захотелось к щукам. Самомнение резко свалилось на «нет» после предоставленного натюрморта. Микрожерех не шёл ни в какое сравнение с жабами, которые прыгали по притоптанной траве….

 

     "Вчерашний дед" потормошил то, что было незыблемым на протяжении минимум семи лет. Конечно, за щуками я иногда охотился. Но такие вылазки были весьма случайными, и носили эпизодический характер. Предметом обожания на протяжении довольно продолжительного периода был голавль. Лишь глубокой осенью я доставал микроджиговую палку и начинал пугать окрестных окуней…

     Именно голавли в один прекрасный момент толкнули меня в сторону ультралайтовой пропасти. И было это именно там, куда я собрался в поисках щуки после вышеупомянутого щелчка, достав из антресоли запылившийся Zemex Ultimate и другие, гармонирующие с этой палкой приблуды. Спиннинг мне, несомненно, нравился. Залипая на сто тридцатой Рудре, он прекрасно справлялся со всякими Онетенами, Риджами и Орбитами. Не нравилось одно – в своё время, я так и не смог разгадать загадку успешной ловли щуки в тех местах. Она там была, она попадалась мне, но эпизодически и не регулярно, в то время, как отдельные товарищи косили тамошних жаб с завидным постоянством. Я же направил свои орудия ловли в сторону голавлей, так и не подобрав нужного ключа.

      В субботу хотел подбирать ключ, рвался на реку, но Сколопендра она потому и Сколопендра, чтобы всё испортить. Мне любезно «подарили» третье чудовище. Скво*** умотала с подругой по каким-то бабским делам, оставив меня на растерзание трём беснующимся существам. Мой бедный мозг не взорвался лишь потому, что я жил предвкушением предстоящей рыбалки. Как потом оказалось, в субботу тоже была Большая Раздача. А я попал туда, куда хотел лишь в воскресенье, да и то ближе к вечеру.

     Несказанно радовало лишь то, что удалось улизнуть на речку на час раньше намеченного срока. Ехал по дороге, никого не трогал – по делам ехал, со свистом, так сказать. Думал, какого это лешего машин нет? Обычно, вялотекущий поток там тянется (в лучшем случае), а в худшем вообще ползёт за каким-нибудь трактором. Ни объехать, ни обогнать – поток в обе стороны и две полосы всего. А тут педаль в полу утопил – так и ехал до бора. В бор залетел, а там дорога бетонными блоками перекрыта и написано «ремонт». Оказалось, объявляли везде - только я это объявлялово как не видел, так и не слышал. Когда ж тут слушать – то работа, то чудовища, то Сколопендра… То, куда надо было, за бором. Объезжать мимо речки надо. Ну как такой шанс упускать можно!? Такой шанс упускать никак нельзя, потому что неотложных дел не бывает.

      На речке было спокойно и уютно – дул несильный тёплый южный ветерок, лаская прибрежные кусты и мужика, который залез в воду «по самое не балуйся» и ловил в проводку. Щуки на берег не выпрыгивали – по крайней мере, я этого не заметил. Натянув вейдера с ботинками, начал прочёсывать мелководье пантуновским Занизагом, временами переходя на шакаловского Мудасукера. Рыбу это не смутило – признаки жизни (хоть и фальшивые) подавали лишь волкеры, беззаботно ложившие «ёлочку» промеж островков осоки на неспешную рябь. Все было «как обычно» - волкеры ложили «ёлочку», щуки ложили на волкеры. Так продолжалось до момента шумного поедания себе подобных. Кто-то беззаботно рассекретил место своего пребывания серией звучных всплесков, разгоняя в стороны ошарашенных мальков. Там откровенная мель плавно сползала на незначительную глубину, а заросли осоки значительно редели. Ходить по коленки в воде гораздо комфортнее, нежели залезать по самые «эти», либо ещё глубже. Тем более, сентябрь, тем более, мембрана Суньхуньвчай от влаги защищает, но не особо спасает от холодной воды. Но, как не крути, это делать пришлось - полез.

      Подкравшись на расстояние заброса к месту недавних безобразий, прицепил OSPэшного Bent Minnow 106SF петушиной расцветки. Классная штукенция – всплывает очень медленно, - говорят, специально для ипонцев делали. Для ипонцев делали, а у нас продают и щукам здешним нравится – метамарфоза какая-то.

      Первой проводкой решил выманить самую активную – стал хаотично бить по воблеру, вызывая, тем самым, беспорядочные метания. Было красиво. Щуке тоже понравилось. Она приплыла, посмотрела, развернулась, оставив за собой нехилый бурун и уплыла.

      Заключив, что не особо щука и активна, кинул снова и после приводнения дал отлежаться, потом подёргал на месте, сделал пару рывков, снова дал отлежаться. На следующей проводке рывков почти не делал – водил равномеркой с паузами и подёргиваниями на одном месте. Щука больше не приплывала. Она вновь обозначилась чётким тычком, который ударил по руке, словно электрический разряд. Проводка была хаотичной – щука не засеклась. Потом было ещё два холостых тычка – она издевалась. Меня явно не хотели отпускать с этой точки и хотели, чтобы я убился об ивовый куст от глубочайшего расстройства нервной системы.

     Я попробовал поменять воблер – щука не реагировала. Я попробовал ещё раз – реакция нулевая. Поставил петушиную загогулину снова, стал хаотично бить – был вознаграждён мощным ударом и последовавшей далее потяжкой. Есть! Видимо, пока я мудрил с выбором приманки, кто-то настраивал сбитый прицел. Завизжал фрикцион – рыбе захотелось уволочь мою диковину в близлежащую яму. Пришлось немного тормознуть шпулю пальцем и форсировать – попался явно не крокодил. Палка прекрасно отработала и погасила все отчаянные рывки и свечки. Примерно через минуту зубастая проказница бесновалась возле моих ног. Проблема состояла в том, что липгрип всё лето провалялся в багажнике и я от него совсем отвык – голавли прекрасно брались рукой. А вот щука…. Щука могла и укусить и по пальца жаберной крышкой полоснуть. Да, к тому же, у меня на левой руке половина большого пальца отсутствует – хватать не совсем удобно. До берега далеко, до багажника с челюстным захватом тем более, кукан где-то за спиной в рюкзаке покоится…. Пришлось рыбину между ног зажимать. Страшно, конечно же, хозяйство ещё и пригодиться может – а что делать!? Воблер отнял, только когда замок кукана на щучьем хлебальнике захлопнул.

      Щуку забрал, изменив принципам – жареных щук любят и слоны, и сколопендры, и чудовища. А в этой невмерущая полтораха была – всем хватило понемножку. Опять же, принесённый домой трофей – обоснованный повод для того, чтобы ещё раз очутиться на рыбалке.

      Одну соблазнил, другие издевательства продолжили. Ещё четыре тычка по куску японского гламура было. И снова при хаотичных рывках. Почему то другие проводки и воблеры тамошних щук в тот вечер совсем не интересовали. Обожрались сволочи за два дня – нерасторопные стали. Жиром глаза заплыли.

      Тем вечером я понял, что щуки там есть, но они не всегда хотят кушать. Ещё остался осадок незавершённости и неудовлетворённости, желание всё-таки разгадать тайну тамошних щук.

 

      В следующий раз рано утром приехал – темно ещё было. От Сколопендры с чудовищами незаметно слинял, к щукам в предрассветных сумерках подкрался. Рассвет только забрежжил, а я уже воблер щукам подкинул. Начал с японской цветастой загогулиной колдовать. Тишина. Ни всплеска, ни выхода, ни поклёвочки.

      Битый час колдовал, пока за спиной не зашевелилось что-то. Обернулся – среди зарослей осоки возня. Прицепил первый попавшийся волкер. Pontoon 21 ZanyZag 100SL называется. Запульнул как раз туда, где возились. Не успел первую потяжку сделать – прицепился кто-то. Долбанул и повис. Я уже, грешным делом, подумал, что щука клюнула и подохла. Дотащил – оказалось, окунь со стогом соломы.

      Вакханалья продолжалась минут двадцать – небольшие окуньки бросались на Занизага, нисколько не смущаясь его размера. «Щучий» приямок был ниже места моего пребывания, а окуни концерт с поеданием щучьего волкера выше. Получился чистой воды апстрим. Когда апстримишь, необходимо следить за укладкой шнура на шпулю катушки. Я увлёкся и совершенно про это забыл, за что и был награждён сбросом хорошей петли. Шнур было жалко – пришлось распутывать.

      Щуки не было. Пока я возился с петлёй, она появилась – начались звучные всплески, которые совершенно невозможно перепутать с чем-то ещё. Это был натуральный «выход», на который я косился, распутывая замысловатые узлы.

      Когда распутал, выход, естественно, закончился. Из осоки вылез зубастый недомерок, прятавшийся там от разбушевавшихся мамок и съел уолкер, поплатившись за это перемещением на более открытый участок реки. Время поджимало – пришлось сматываться, так и не дождавшись следующей трапезы.


       Деда нашего встретил возле подъезда – наш дед болонской удочкой ловит, иные виды ловли не признаёт. Карасей намедни натаскал, решил нас угостить. Очень кстати - когда дверь открывал, Сколопендру разбудил. На вопрос "где был?" ответил, что за карасями спускался....

      Отпустили второй раз за день. Вечером. Для меня предел мечтаний. За проведённый на реке час, увидел несколько раз как кого то съели. К сожалению, ели не мои приманки. Оставалось только кукиш из воды высунуть и мне показать – на моё счастье, рук у рыбы не бывает. У меня не клевало, а потом ливень пошёл – уматывать в спешном порядке пришлось.

     

     В следующий выходной всё получилось, опять же, спонтанно. Калымил потихоньку, да и решил, что работа по выходным не хрен. Решил так и на речке очутился.

     На самом деле, то место, где я начал свои исследования данного окского участка, было, так сказать, финальной точкой. А, может, и стартовой. Это кому как угодно. Там заканчивалась (а, может, и начиналась) огромная двухкилометровая мель. Многие сторонились этогоместа. Почти везде, при летнем уровне воды, там можно беспрепятственно дойти до середины реки, а то и того дальше. Глубины колебались в районе метра-полутора, а в некоторых местах было совершенно по колено. Там жили утки, чайки, бобры, андатры и прочая живность. На немногочисленных перекатах иногда клевали голавли, а кто-то умудрялся ловить щуку. Кто-то, но совсем не я.

     Я в тот день разгрузку вместе с приблудами типа кукана, липгрипа и т.п. дома на антресоли оставил. Коробку с воблерами доставал, а она как раз за этой самой разгрузкой лежала. Разгрузку подвинул, коробку достал и уехал восвояси. Хорошо, что спиннинг с катушкой в машине всю прошедшую неделю прокатались. Но, как говорится, не велика потеря. Отыскал в закромах багажника какую то старую сумку, напялил неопреновые вейдерсы и двинул вверх по течению.

     Пешком двинул, чтобы потом вниз по речке спуститься и аккурат возле машины оказаться. Неопрен нацепил, потому что вода уж больно холодной стала, да и на улице морозом уже запахло.

      Шёл до намеченной точки почти полчаса. Температура явно стремилась к нулю, дул ледяной ветер, по небу неслись свинцовые облака, а в неопрене варились яйца. Причём, вкрутую варились. Когда в воду залез – вода закипела.

      Вылез на речной простор – обыкновенная картина, - мелко и привычных признаков жабовника совсем нет. Привычные жабовники возле берега местами встречались – осока, кувшинки и болото. А водная гладь, волнующаяся ветром, настырно дующем против течения и никаких признаков того, что под водой существует жизнь. Надвинул полярики на свои ясные очи и внимательнее на воду посмотрел. Течение не совсем однородным показалось. Где-то просматривались явные признаки каких-то подводных аномалий. Одна такая аномалия лучше других просматривалась. Там течение явно замедлялось и это было видно, несмотря на сильное волнение. Ветер явно мешал прицельному забросу. Достпал из коробки красноголовое чудо. Deps Ballisong 100F. Ни разу его не обрыбливал. Чудо оно на то чудо и есть. Швыряет его при рывках из стороны в сторону почище пьяного мужика, но на паузах это создание выныривает башкой вверх и смотрит что, да как. До сего момента щук этот Буратино не интересовал, да и меня тоже по этой причине. Прицепил лишь для того, чтобы ветер пробить, да обстановку прощупать.

      С дальнобойностью красноголовый паршивец справился «на ура», а вот попасть в точку не смог. Чуть выше плюхнулся. Но я всё равно пару рывков сделал, и стог травы к ногам выволок. Стало ясно, как солнечным днём – даже ещё яснее. В смысле, озарило меня – свинцовые тучи как прятали солнце, так оно и не засветило. На дне трава местами произрастала. Оставалось определить – живут в этой траве щуки или же, этот факт является моим бредовым домыслом и мой путь будет проходить по прибрежным жабовникам.

      Со второго раза пристрелялся – попал туда, куда хотел. Бэлизонгыч, по своему обыкновению, голову из воды высунул, я сделал патяжку. Второй раз красная башка не показалась. Воблер съели с присущей голодным щукам агрессией. Съели и начали вертеть зубастой мордой и выпрыгивать из воды. Размер рыбины был не столь велик, чтобы не форсировать события. Я беспрепятственно вылез на берег и припарковал туда же щуку.

      Ожидание повторной поклёвки было не долгим. Я приводнил воблер туда же, с той разницей, что прицепилась зубастая скотина не на первой, а на второй потяжке. Повторилась проверенная схема выхода на берег и пленением на суше. Потом щуки затихли. Проверка близлежащих окрестностей результатов не принесла.

      Вернее сказать, физически ощутимых результатов не принесла. Я отточил методы поиска щук на течении и прямо-таки влюбился в своего Бэлизонга. Он, как нельзя лучше, подходил именно для этого места….

      Постепенно мель растворилась в поперечной канаве перейти через которую можно было только по краю прибрежного жабовника. Там я следующую щуку и нашёл. Вытянул, а у этой бедолаги весё хлебало в пиявках – я четыре штуки насчитал. Спала, наверное, долго. Бэлизонгыч её разбудил. Я всё время его считал некой подменой уолкерам. А кругом, батенька, холодно и уж октябрь на носу – не должно уже на уолкеры клевать. На эти самые уолкеры, может, и не клюёт, а на Бэлизонга – сами видите.

     

      Та рыбалка оборвалась звонком Сколропендры, поинтересовавшейся, какого это чёрта лысого я не работаю, а праздно провожу свой выходной и велевшей, в любом случае, немедленно очутиться дома. Всё хорошее когда то кончается, но именно тогда я подобрал ключик к тамошней щуке.

      Нет, это был вовсе не Бэлизонг, который безвозвратно улетел в туманную неизвестность на одной из следующих рыбалок. Я быстро отыскал ему замену, которую затем отправил туда же. Потом отыскался ещё не один воблер, который прекрасно ловил именно там. Самым главным условием для приманки являлась её способность к всплыванию и небольшое заглубление – остальное прилагалось само-собой. Подбирались необходимые проводки, зависевшие не столько от фантазии, сколько от конкретных условий. Щука на открытые участки никогда не выходила – сидела в траве, в которой «вязли» суспендеры и «любители понырять».

      Это был и не Земекс Ультимэйт, который помогал безошибочно «читать» все подводные препятствия и, буквально, ощущать все движения приманок. Он безукоризненно справлялся и с управлением буратин и с усмирением бесновавшихся щук.

      Ключик был именно в том, что основная масса голодной щуки пряталась на течении – именно там, где ранее я её не ловил. «Прочитал» участок, выяснил где можно спрятаться под водой – если есть активная щука, то она твоя.

*более подробно про настоящих мужчин можно узнать, прослушав музыкальное произведение ансамбля «НОМ» «Настоящие мужчины»

**каждый женатый человек думает, что рядом с ним в доме живёт змея. Это не совсем так – змея лежит, свернувшись колечками в комфортном для неё месте и кусается, если её нечаянно потревожить. Сколопендра ползает везде и кусает всё, что попадается у неё на пути.

***индейская жена. Про индейцев можно узнать, прослушав музыкальное произведение Фёдора Чистякова «Песня о настоящем индейце», либо посмотрев фильм студии «DEFA» с участием Гойко Митича. Про жену было сказано в предыдущей ремарке.

 


Комментарии

Комментариев пока нет. Будьте первым комментатором!


Регистрация





Вход с паролем



Забыли пароль?